Интервью с Аркадием Мартыненко.

Я неоднократно наталкивался на интервью с Аркадием в разного рода попсовых журналах, на телевидении и в интернете. Все эти тексты меня нисколько не удовлетворяли ни по качеству, ни по содержанию. А потом, я понял, что Аркадий Мартыненко легко подстраивается под тех, с кем он в тот момент беседует, либо под общую атмосферу, и поэтому все, что он изрекает, находится в формате понимания собеседника.
И я решил все-таки узнать, кто на самом деле этот человек. Стараясь как можно меньше грузить его туповатым слаломом по современной ситуации в российской техно-культуре, я узнал много интересного и нового о нем.

Марто: Родился 9 марта 1960 года в городе Москве в десятом родильном доме.
Enmuz: Отлично!
Марто: На пролетарки, а жил на Таганке, потом переехали на Народную улицу, потом в Чертаново. Дальше давай.
Enmuz: Скажи мне другое:
Марто: А теперь совершенно другое!
Enmuz: Значит так, когда произошло следующее, что ты пришел, и у тебя была возможность положить эти ручки твои на клавиши и сыграть?
Марто: Я очень интересно их положил. Меня насиловали в детской музыкальной школе на фортепиано:
Enmuz: Я имел в виду, когда ты пришел, и у тебя было желание конкретно поиграть, и поиграть для людей, и еще в какой-нибудь там группе.
Марто: В институте. Хотя нет, я сменил четыре средних школы. В девятом классе я поступил: папа там по знакомству, к Рудману, он шестикратный чемпион мира по самбо и по дзюдо в свое время. В школе есть самбо-секция. Мальчик не захотел идти в музыкальное училище, дайка я его, блин:
Enmuz: Пускай рожи бьет!
Марто: Ну не рожи, но хотя бы самбо поучится. Потому что я хилый всегда:по жизни:(кашляет). Устраивают меня, руки мне переломали в этот же год, ну чего мне там делать, а он (Рудман) мне говорит, ты же музыкант, давай ансамбль делать. Ну там бал такой типа "Лели" Ну мы какую-ту шнягу, типа Emerson and Palmer, Nazaret и, по-моему, Sweet пытались играть:
Enmuz: Отлично! При прослушивании пластинок снимались все эти дела?
Марто: С магнитофона (изображает звук тянущего магнитофона):
Enmuz: Это все понятно, самодеятельность, все хорошо:
Марто: Самонадеянность:
Enmuz: Самбо, дзюдо: В результате ты в какие-нибудь клубы попал?
Марто: Ты что смеешься, какие клубы в то время?
Enmuz: Рок-клубы!
Марто: Нет, в клубы я не попадал. Было выступление с непонятной группой в институте в 79, которая имела пафосное название "Эльдорадо". Там был пьяница Андрюха Литвинов, по-моему. Тогда мы сним корешились, он меня туда притащил: Офигенный пианист! Играли в Центральном доме туристов, в ЦДТ на Юго-Западной. Там зал офигенный. Я не помню, какой год, то ли 82, то ли 79. Я ничего не помню, ну ты ж понимаешь, девушки, портвейн, олимпиада. Я помню, что на сцене "Родос пьяно", от чего я одурел просто, "Клавинец" и "Перформер Крумер" с ручками. Я встал: и в шоке: Это, блин, все! Потом еще один шок был от репитиционной базы, год 83-84. База была с другими людьми, "Эльдорадо" закончилось само по себе. С приятелями:
Enmuz: То есть оно какое-то время было?
Марто: Ну каждый институт имел:
Enmuz: Футбольную команду...
Марто: КВН, баскетьбольную команду, горнолыжники, ну и "музыкерины". Самые комсомольские музыкерины, группа МИЕМа, даже деньги зарабатывали, все-таки название-то "Эльдорадо", ексель-моксель:
Enmuz: Какой-нибудь клубец на периферии:
Марто: Да не было тогда никаких клубов, понятия клубления не было!
Enmuz: Дорогой друг, дома культуры!
Марто: Нет, ДК это само собой, это святое!
Enmuz: Вот! Я это и имел в виду!
Марто: С этими своими грязными туалетами!
Enmuz: Вот! С проститутками в девять вечера:
Марто: Знаешь, тогда я не думал, что у нас есть проституция, тогда я верил в любовь: хотя я до сих пор такой же наивный: Ну это первый мой опыт. Ну там был еще другой опыт общения с другим синтезатором - "Коргом". Но это было позже, в 85 году, это была ломовая тачка.
Enmuz: А там звуки были "зашиты"?
Марто: Понимаешь, фишка в том, что часть - "зашито", а часть - мануал. Я тогда даже не понимал, что такое мануал, для меня мануал - клавиши, а тут мануал - все!
Enmuz: А чего там дальше было?
Марто: А черт его знает: что-то было с "Мегаполисом":
Enmuz: Как ты туда попал?
Марто: Не помню: Я помню, у меня тогда Ольга с животом ходила: Приехали на "Мелодию", а там Нестор стоит, а я его знал, но не помню, как я сним познакомился, по-моему, у Юры Богданова. Короче, он меня позвал. Мы основали с ним проект "Елочный базар". Я уже тогд ушел от тещи из "Тепла Земли" Артемьева и оказался как бы вне работы:
Enmuz: Да ты, родной, еще у Артемьева засветился! Так расскажи!
Марто: Подожди, до Артемьева я еще два года проработал в гребанном не "Moscow Grooves Institutе", а "Москонцерте"! У меня был рекорд - 7 концертов в день со своим аппаратом и со своей "Вермоной". Генка Шкалин позвал к Артемьеву, вначале как бы на замену, зато я там много музыки поиграл, ккаих-нибудь 19 296х. Потом я попал в жуткий отстойник "Планета Голливуд" (меняет тембр голоса) Собирались ехать Голливуд унд в Израиль. Слава богу, я не поехал, потому что люди приехали в Израиль, да? На растоможенке, тот чувак, который привез их туда, просто кинул, забрал весь аппарат и все деньги с концерта и уехал в Америку. Там люди остались без копейки, без паспортов и без аппарата! (снова своим голосом) Слава богу я не поехал в этот Израиль, а потом музычка писалась в основном на кухне. Этих пленочек полно сейчас:
Enmuz: А ты никому не предлагал эту пленочку?
Марто: Да, ты знаешь, как-то, ну, старик, ну я ж трезвый человек! У меня родился ребенок. Кому на хрен она нужна? Тем более, когда я находился в обществе музыкантов, которые знали, что бабки на этом не заработаешь. Потому что Артемьев вылезал только с помощью кино: А я ж человек такой, знаешь, я не люблю, оно само придет, если придет, а еще биться за это:
Enmuz: А Артемьев биться?
Марто: Нет, Артемьев не биться! А Артемьев - консерватория, тусовки, тогда еще интерента не было, и кино: С помощью этого сделал себе все. А до этого еще была группа "Бумеранг".
Enmuz: А сколько сейчас Эдуарду Артемьеву годков?
Марто: Сколько годков? Теме-сыну 40-44! Прибавляй, сколько может быть папе! Ну 60! Там по любому односторонние контакты происходят. Если они захотят: Вот захотел Рыбников, позвал тещу, понимаешь, а так придти к Рыбникову и сказать, типа Алексей Львович, помоги: кто тебе сделает?! Они сами с усами! Булгакова помнишь? "Не недо просить сами подойдут и дадут", поэтому я из этой категории.
Enmuz: Как ты попал на Дискооксид?
Марто: Да никак не попал!
Enmuz: Что у тебя было записано с Артемьевым?
Марто: Со мной ничего, я был живым музыкантом! Я был в гастрольном коллективе. У него была пластинка под названием "Тепло Земли" на стихи чукчи Рэтхэу. Писались другие музыканты, а работал в живом коллективе. Нас было семь человек на сцене. Это уже оркестр. Правда, это как бы не уживалось, потому что тогда еще в Киеве с неизвестной никому Наташей Королевой, маленькой девочкай, которая хакала, с рокгруппой "Альфа". Артемьев, Королева, Хохлов, Николаев тот же, группа "Тодос", тогда никому не известная,- вот такого плана народ, шок, инъекция в мозг народу на каком-нибудь коммунистическом празднике в Хохляндии. В Киеве серия концертов, на которых аншлаги дикие:
Enmuz: Потому что кроме этого, вобщем-то, ничего не было!
Марто: Ну, старикан, я не знаю!
Enmuz: Увы-увы!
Марто: Наверное это меня и подкосило. Лучше заниматься электронной музыкой!
Enmuz: Почему ты стал работать как электронный музыкант, взялся за электронное звучание, а не пошел по рояльчику?
Марто: Да я играть не умею на рояле. Когда ногти подстригу, я играю гамму, то у меня кровь на пальцах:
Enmuz: Ну понятно, сбито было все:
Марто: Меня дико это раздражает!
Enmuz: Ты хочешь сказать, что тебе чисто физически было тяжело?
Марто: Да, потому что мой любимый рояль был "Блютнер" с самыми мягкими клавишами. Мне нравятся два состояния в рояле: романтика и полусон. Но когда моя любимая учительница Орлова Екатерина Николаевна увидела, что я, открыв крышку, щипаю струну, она была в шоке: "ты что делаешь, Аркаша?" Ты понимаешь, мне это было больше интересно!
Enmuz: Ну само собой! Я еще палочками барабанными стучал!
Марто: Меня бы в Гнесинке за это просто убили. Это был рояль сестер Гнесиных, стоявший в музее. Люблю я экспериментальную музыку. Меня всегда удивляло, что голубые, в лице того же Элтона Джона, так хорошо на "Стэнуэях" играют, это ж какие должны быть пальцы. Или у Бриля:
Enmuz: А я тоже, когда записывал "Пианиста", я тоже сбил себе пальцы:

:
Enmuz: Ты хочешь сказать, что нелюбовь к жесткости клавиатуры сыграла:
Марто: Не главную роль. Должен сказать, что меня больше всего раздражало в занятиях музыкой, что пока ты разучиваешь вещь, это слышат все. Я для этого родительское пианино-фортепиано "Лиру" резиной и носками проложил изнутри, чтобы оно просто стучало! Мне это более импонировало.
Enmuz: А теперь-то ты все равно занимаешься электронной музыкой!
Марто: А теперь я больше ничего не умею!
Enmuz: Инерция:
Марто: Болезненная возрастная:
Enmuz: Получается, что болезненно-возрастная тянучка превращается в "N.I.M.B.", "Eject Project", которые, вообще, сносят крышу. По-моему, ты, парень, перегибаешь палку!
Марто: В чем?
Enmuz: Может есть причины более высокого плана?
Марто: Ты хочешь от меня духовности? Я боюсь об этом говорить, потому что я говорил об этом с одним циником, а он мне сказал, что все гораздо проще!
Enmuz: Кто это тебе сказал? Или ты сам подумал, поговорив с циником, что все гораздо проще?
Марто: Да я сам становлюсь циником, сам же знаешь. Мне просто нравится играть!

:

Марто: А было время, что я продал синтезаторы:
Enmuz: Почему?
Марто: Я задвинул как таковую музыку, мне стало неинтересно!
Enmuz: А с чего это вдруг неинтересно?
Марто: Да потому что ребенок родился, и с ним новое состояние:
Enmuz: И что?
Марто: Ну, может быть, я был дураком: и остался дураком!
Enmuz: Ход а-ля Джон Леннон, который на пять лет просто:
Марто: А что? Это правильно! Надо тоже молчать, хотя бы для себя! Ну а то что, если я хоть день не играю, хотя бы в голове не играю, я шизею, у меня же паранойя начинается: Я тогда писал "Eject Project" с Куркиным, Dr.Q , абсолютно не для кого, просто для себя!
Enmuz: И вот закончились ваши замечательные гастроли?
Марто: Так не один год шли: Они закончились, когда у меня родился ребенок. Я работал полтора-два года.
Enmuz: После этого два года ты жил на проданные синтезаторы: И когда же произошел толчок, что ты пошел заново что-то делать?
Марто: На второй год, так как я лишился всех этих синтезаторов, я взял у Гены Шкаликова, того, кто меня устроил в "Тепло Земли", "Poly 800" и начал экспериментировать по ночам. Надо потом на старости лет нарезать сидюк правнукам своим, куря на крыльце гашиш, поставить: Сидишь, куришь душистый гашиш, рядом правнуки: (Меняет голос) "Дедушка, а что это играет?" (Представляет себя дедушкой) "Это играет музыка моей молодости, это написал я!" (Снова голосом правнуков) "О-о, опять гашиш курит!"
Enmuz: И куда ты из этого вырулил?
Марто: Дальше "Eject Project" пошел, совершенно независимо, потому что я работал просто на студии, мне платили 100 долларов, я торговал в идиотской совершенно компании под названием "Микс Арт". Я делал вид, что торговал, потому что у них была студия. Это был конно-спортивный комплекс, я там проработал около полугода, за это время успел весь "Eject Project" записать, по ночам писал.
Enmuz: Ну это все так, вобщем-то, работали:
Марто: Это нормально. Там 16 каналов TasCam, старикан, пульт 24-х канальный, "Морфеус" только появился, Way Station Korg, EPS 16 сэмплер:
Enmuz: Сам разбирался?
Марто: Я знаю, что есть Edit, а есть Exit, а все остальное методом тыка, я описанием редко пользуюсь! "Eject Project" я записывал весь живьем, без midi. Я играл под реверсные барабаны группы "Плед". Дальше давай!
Enmuz: А дальше что?
Марто: Естественно в это время возник Борян!
Enmuz: А как он возник?
Марто: В 94-95 году. Он тоже начал заниматься в институте. Все мальчики-мажоры, все из богатых семей, и, естественно, надо музычкой позаниматься. Всем же хочется популярными стать. Наслушались DMов, понимаешь, или U2, и всем нужно стать популярными, вот они и решили делать свою популярную для девочек музычку.
Enmuz: Но Борян-то был не один тогда?
Марто: Да, у него тогда Даня был и некто Панк, Олег Панков. Все очень богаты, все со Швейцарии знакомы или с Японии, я не помню: В общем, не суть, это их жизнь, и я даже не хочу влезать! Короче позвонил мальчик, молодой человек, могу же я отличить даму от молодого человека. Я ему сказал, цена такая-то - такая-то, такие-то - такие-то условия:
Enmuz: То есть у вас вначале были такие коммерческие отношения?
Марто: Да, не коммерческие! Я ж, блин, работаю там, сижу на телефоне, помимо того, что торгую. Студия-то тоже непростая, на ней тоже работают, и Юра Богданов: У меня там работает Куркин, и я тоже его загружаю работой. Он их записал, а я что-то там наиграл, а мы еще за это выпили портвейну! Все, вот тебе и все знакомство! Потом Борян: мы с ним, по-моему, махнулись телефонами: Он записал 3-4 трека, и ему крайне не понравилось, как их свел Куркин, ему и "Eject Project" не понравился, только задним числом он начал прорубать, что такое аналоговый звук. Потом в 95 году он покупает ISR, они разругались с Панком, который играл, естественно, на клавишах, мама купила Боре ISR, и мы у него на даче зависали, я там иногда приезжал с зависом на ночь, отрывались, делали джэмы, а однажды мы дунули хорошо, он привел Ровного: Вот так постепенно родилось:
Enmuz: Получается что "Детский Панадол" потом что ли возник?
Марто: Так в том-то и дело, все время все путают это! "Moscow Grooves Institute" вначале, я вообще не хотел идти в "Детский Панадол":
Enmuz: А почему?
Марто: Это не моя тусовка, какие-то америкашки, какой-то рэп, вообще, не моя музыка: Это я сейчас уже адаптировался, потому что понял, что это такое, но сколько меня ломали на drum'n'bass: Представляешь, вкладывать весь смысл фразы в два-три звука, это же круто, старик!
Enmuz: А чего слушал ты?
Марто: Да ничего я не слушал:
Enmuz: Вообще ничего?
Марто: Скучно. Нет, мне нравилось что-то: Под "Pink Floyd" тряс башкой еще в школе, "Manfred Man" , что действительно брало. Еще в школе еще на улице Нагорной, я помню, это мне было лет двенадцать-тринадцать, около нас был двенадцатииэтажный дом, серый дом, стандартый. Там спуск был в подвал. Я вместо того, чтобы гулять, туда приходил, а чуваки там сидели, там крутили "In Rot" "Deep Purple". Старикан, что со мной творилось! Просто чума! Они там плевали на меня, им же не видно меня, бычки в меня летели, а я чумел!
Enmuz: А дальше ты стал играть:
Марто: Ну чо, я с кайфом в Moscow Grooves Institute'е поиграл. Мы ж все это для кайфа делали, никакого другого варианта не было! Помнишь первую нашу кассету? Вот меня всегда туда тянуло, а потом нас стало ломать. Играй от сих до сих! Но я человек демократичный:
Enmuz: И что же в результате?
Марто: В результате я грув нормально чувствую, а все остальное растерял! Вобщем, назад возвращаться тоже не хочется, нужно делать новое:
Enmuz: А вот "N.I.M.B." теперь? Как твое ощущение?
Марто: Куда дальше "N.I.M.B." пойдет?
Enmuz: Да!
Марто: Вы мне оба с Коляном после концерта башню сорвали, я честно говоря думал, что получится холодно. А Наташка сказала, что получилось тепло, я, честно говоря, в шоке! Я был в шоке от того, что я "новейшн" слышал, я был в шоке от того, что это, оказывается, неплохая машина! У меня понедельник был день открытий, может, в понедельник звезды так стали:
Enmuz: Да, "новейшн" в этот раз проявил себя как аналоговый инструмент. Как вы с Колей дальше?
Марто: Ну, во-первых, мы хотим акустику сделать, чтобы все снять только с "майков". Такие вещи хочется поделать, но я знаю, что их уже делали некие немцы под названием "Hafler trio".
Enmuz: Норвила тоже делал подобное. Записывал лифт в своем доме: Получается, что ты хочешь попробовать акустическое звучание?
Марто: ОбN.I.M.B.ить акустику!
Enmuz: То есть "N.I.M.B." работает. Ты внутренне чувствуешь, что проект задался?
Марто: Движение идет: Хочется концертики поиграть!
Enmuz: Я уже говорил, что у меня было ощущение акадимизма:
Марто: Да-да, мы ансамбль академического транса!
Enmuz: Получается, что у тебя таких мощных по идее, именно близкой тебе, два проекта: "Eject Project" и "N.I.M.B."?
Марто: Но временами туда попадает "Moscow Grooves Institute" и танцевальная концепция Б.Б. Назарова, я ничего не имею против девочек, но если в это уходит вся музыка, то даже "Depeshe Mode" будет серьезней, чем это!
Enmuz: И последний вопрос: в результате твоих размышлений на тему того, куда продаваться: Потому что ты говорил что-то про Mute'ы, Warp'ы, что это такое?
Марто: А это у нас мутилка под названием "Башня Мечтаний"! Красивая музычка! Оказалось, что он ее уже сделал, без меня скомпилировал, я узнаю об этом через третьи руки: Для этих людей, Mute и Warp, нужна более технологически подготовленная музыка, понимаешь, все-таки ближе к Кубэйсовым делам, нежели к экспериментам в стиле "Hafler trio". Это моя точка зрения.

(На кухне у dj Kolombo) 12.12.01